Oct. 14th, 2013

aklyon: (scarf)
Я читал где-то об Олеге Ефремове, что он мог посреди какого-то скучного критического разбора спектакля, или планов на будущее (точно не запомнил) перебить особенно невыразительно вещающую критикессу: Посмотрите, какой великолепный закат вон там в окне! Ну посмотрите же, остановитесь и посмотрите, что вы все «бу-бу-бу» да «бу-бу-бу»?

Мы слишком часто тонем в шуме ничего не значащих трескучих слов, и так редко обращаем внимание на красоту за окном.

А теперь читаю замечательное (хоть [livejournal.com profile] xfqybr и утверждает, что плохо отредактированное) интервью с Олегом Дорманом по поводу выхода в свет книги «Нота» о Рудольфе Баршае, и, среди прочего, наталкиваюсь на эти слова:

Хотя я восхищен Израилем, он совершенно в моем сердце; я и не думал, что так близко восприму его существование, пока не оказался там.

АН: Как вы там оказались в первый раз?

ОД: Меня и туда привела Лилианна Зиновьевна Лунгина. Я поехал снимать для «Подстрочника» в 2006 году. У меня не было никакого специального отношения к поездке, ехал по делу. Но хватило первых двух шагов по длинному стеклянному коридору, который ведет из таможни в основной зал.

АН: О да, все начинается с Бен-Гуриона.

ОД: Первая мысль, совершенно внезапная, когда я увидел за стеклянными стенами этот чахлый, невыразительный пейзаж, — что поколения моих предков мечтали сделать шаг, который я сейчас делаю. Вот этот шаг, с левой ноги на правую... Во мне взорвалась комета. Вторая мысль была, что этот чахлый пейзаж породил устои, понятия, метафизику и мораль той части человечества, среди которой я живу, — и все лучшее, что было этим человечеством создано. А потом я увидел, как в конце коридора низверглись с небес потоки воды, пронизанные солнечными лучами. Люди, которые придумали этот фонтан в тель-авивском аэропорту, — гении. Это одно из лучших произведений искусства, какие я видел в жизни. Потом, к слову, оказалось, что таких поразительных произведений в Израиле немало, потому что нельзя изображать ни человека, ни вола, ни осла и приходится искать образ. Это великий аэропорт. Не просто место посадки самолетов — место Прибытия, это библейский аэропорт.


Приехал в Тель-Авивский аэропорт имени Бен-Гуриона один раскрученный блогер, потом второй, потом еще кто-то, потом – уже с нашей стороны кто-то туда-сюда слетал, потом еще кто-то... – и о чем же они спешили нам рассказать? О глупых вопросах службы безопасности, об унизительных, по их понятиям, шмонах, да об испорченном отпуске и чувстве неловкости за Израиль.

Иногда полезно напоминать и себе, и им, что есть невыразительно вещающие скудоумные критикессы, но, слава Богу, есть и те, которые способны сказать: посмотрите на этот прекрасный закат за окном!

И ничто не мешает им, особенно тем из них, которые не утратили еще способность восхищаться, увидеть в Тель-Авивском аэропорту этот фонтан, почувствовать сам аэропорт – как библейский...

Если умница Олег Дорман может, значит – смогли бы и они.

Или же они просто слишком... раздражены на окружающий мир? недальновидны? глупы? утратили эту способность восхищаться?

Все интервью полностью заслуживает внимательного прочтения.
Page generated Sep. 24th, 2017 03:06 am
Powered by Dreamwidth Studios