aklyon: (Default)
Ровно за месяц до нашей премьеры (заметка на www.mouse.co.il на иврите) пришла радостная весть: Меир Шалев удостоен израильской Литературной премии Ноймана (за многолетний вклад в развитие литературы).

Я искал перевод этой новости на русский язык. Эту новость не нашел, зато нашел другую: на минувших выходных неизвестные, «банда вандалов-интеллектуалов», «украсили» здание новгородского театра для детей и молодёжи «Малый» цитатой из писателя: «Время — не поток, и не обвал, и не пространство, а беспощадная непрерывность упущенных возможностей».

Из решения комиссии по присуждению премии Ноймана (перевод мой):

«Семь романов написаны до сих пор Меиром Шалевом, одним из выдающихся писателей современного Израиля.

Его проза порождена мифологическим пространством Эмек-Израэль, долины, которая по праву считается колыбелью отцов-основателей современной израильской культуры.

Несмотря на эту ярко выраженную отсылку к мифологичеким, первобытным временам, в своих книгах писатель провозглашает победу сиюминутного (возможно, даже случайного) над вечным, незыблемым, придавая, таким образом, первостепенную значимость реалиям, из которых и состоит жизнь обыкновенных людей: прощению, любви, милости...

Любовь к человеку и к жизни — вот что движет Меиром Шалевом прежде всего. И в ее описании он достигает высочайшего художественного уровня.

Его произведения написаны на современном, понятном нам иврите, однако за такой языковой современностью отчетливо проступают и глубинные пласты давних времен
».

Театр «Микро» и я, как его представитель, от всей души поздравляем Меира Шалева с присуждением ему этой премии и желаем дальнейшей плодотворной работы!

UPD: А вот френд-лента «друзей друзей» принесла: отношения Бат-Шевы и Менахема Рабиновича... только на сей раз из жизни.
aklyon: (Default)
Ровно за месяц до нашей премьеры (заметка на www.mouse.co.il на иврите) пришла радостная весть: Меир Шалев удостоен израильской Литературной премии Ноймана (за многолетний вклад в развитие литературы).

Я искал перевод этой новости на русский язык. Эту новость не нашел, зато нашел другую: на минувших выходных неизвестные, «банда вандалов-интеллектуалов», «украсили» здание новгородского театра для детей и молодёжи «Малый» цитатой из писателя: «Время — не поток, и не обвал, и не пространство, а беспощадная непрерывность упущенных возможностей».

Из решения комиссии по присуждению премии Ноймана (перевод мой):

«Семь романов написаны до сих пор Меиром Шалевом, одним из выдающихся писателей современного Израиля.

Его проза порождена мифологическим пространством Эмек-Израэль, долины, которая по праву считается колыбелью отцов-основателей современной израильской культуры.

Несмотря на эту ярко выраженную отсылку к мифологичеким, первобытным временам, в своих книгах писатель провозглашает победу сиюминутного (возможно, даже случайного) над вечным, незыблемым, придавая, таким образом, первостепенную значимость реалиям, из которых и состоит жизнь обыкновенных людей: прощению, любви, милости...

Любовь к человеку и к жизни — вот что движет Меиром Шалевом прежде всего. И в ее описании он достигает высочайшего художественного уровня.

Его произведения написаны на современном, понятном нам иврите, однако за такой языковой современностью отчетливо проступают и глубинные пласты давних времен
».

Театр «Микро» и я, как его представитель, от всей души поздравляем Меира Шалева с присуждением ему этой премии и желаем дальнейшей плодотворной работы!

UPD: А вот френд-лента «друзей друзей» принесла: отношения Бат-Шевы и Менахема Рабиновича... только на сей раз из жизни.
aklyon: (mehaber)
или Неудавшееся поздравление

У моего друга [livejournal.com profile] echooes'a сегодня день рождения.

Он когда-то увлекался кораблестроением: вот, в частности, как это выглядело.

Помня об этом его увлечении, я стал искать стихотворный поздравительный материал.

Я помнил, что у Бродского есть такое детское стихотворение: «Баллада о маленьком буксире».

В сокращенном виде оно было опубликовано в 1962 году в журнале «Костер», затем, спустя почти тридцать лет, вышла отдельная детская книжка – вот здесь ее можно и посмотреть, и прочитать. Наконец, совсем недавно вышло новое издание этого стихотворения – в рамках благотворительного проекта помощи детям с онкологическими заболеваниями.

Я прочел это стихотворение.

И удивился его абсолютной взрослости.

Меня всегда поражала в Иосифе Александровиче та серьезность, с которой он относился к любой вещи – будь то написание письма генсеку, преподавание или даже, вот, детские стихи. Никогда не было никакой маски, ни «гонимого властями», ни «препода», ни «детского писателя».

И когда я состарюсь
на заливе судьбы,
и когда мои мачты
станут ниже трубы,
капитан мне скомандует
«право руля»,
кочегар мне подбросит
немного угля,
старый боцман в зюйд-вестке
мой штурвал повернет
и ногой от причала
мне корму оттолкнет, —
— и тогда поплыву я
к прекрасному сну
мимо синих деревьев
в золотую страну,
из которой еще,
как преданья гласят,
ни один из буксиров
не вернулся назад.


Полностью стихотворение можно прочитать вот здесь.

А вот прекрасная статья об этом и о других детских стихотворениях Бродского: «Иосиф Бродский: стихи для детей».

Там же можно и слегка отдохнуть от серьеза, например, при чтении комментария под номером двадцать пять:

«Ср. явно неудачный (а по меркам детской поэзии, вообще скандальный) анжамбеман в стихотворении «В шесть часов под Новый год»:

Там куплю себе Слона
и скажу: -- Поедем на...

(остров тот, что я искал
у доски, -- Мадагаскар)
».

[livejournal.com profile] echooes, с днем рождения тебя, а я пока продолжу искать какой-нибудь не настолько трагичный материал.

aklyon: (mehaber)
или Неудавшееся поздравление

У моего друга [livejournal.com profile] echooes'a сегодня день рождения.

Он когда-то увлекался кораблестроением: вот, в частности, как это выглядело.

Помня об этом его увлечении, я стал искать стихотворный поздравительный материал.

Я помнил, что у Бродского есть такое детское стихотворение: «Баллада о маленьком буксире».

В сокращенном виде оно было опубликовано в 1962 году в журнале «Костер», затем, спустя почти тридцать лет, вышла отдельная детская книжка – вот здесь ее можно и посмотреть, и прочитать. Наконец, совсем недавно вышло новое издание этого стихотворения – в рамках благотворительного проекта помощи детям с онкологическими заболеваниями.

Я прочел это стихотворение.

И удивился его абсолютной взрослости.

Меня всегда поражала в Иосифе Александровиче та серьезность, с которой он относился к любой вещи – будь то написание письма генсеку, преподавание или даже, вот, детские стихи. Никогда не было никакой маски, ни «гонимого властями», ни «препода», ни «детского писателя».

И когда я состарюсь
на заливе судьбы,
и когда мои мачты
станут ниже трубы,
капитан мне скомандует
«право руля»,
кочегар мне подбросит
немного угля,
старый боцман в зюйд-вестке
мой штурвал повернет
и ногой от причала
мне корму оттолкнет, —
— и тогда поплыву я
к прекрасному сну
мимо синих деревьев
в золотую страну,
из которой еще,
как преданья гласят,
ни один из буксиров
не вернулся назад.


Полностью стихотворение можно прочитать вот здесь.

А вот прекрасная статья об этом и о других детских стихотворениях Бродского: «Иосиф Бродский: стихи для детей».

Там же можно и слегка отдохнуть от серьеза, например, при чтении комментария под номером двадцать пять:

«Ср. явно неудачный (а по меркам детской поэзии, вообще скандальный) анжамбеман в стихотворении «В шесть часов под Новый год»:

Там куплю себе Слона
и скажу: -- Поедем на...

(остров тот, что я искал
у доски, -- Мадагаскар)
».

[livejournal.com profile] echooes, с днем рождения тебя, а я пока продолжу искать какой-нибудь не настолько трагичный материал.

aklyon: (Clown)
К празднику мы обновили интерфейс сайта нашего театра. Заходите, гостями будете (пока готова только ивритская часть: мелкие ошибки будут исправлены, русскую часть мы вскорости прибавим, но и сейчас уже есть на что посмотреть).

Ну, и своеобразный подарок мне от сообщества [livejournal.com profile] brodsky: Сергей Юрский читает стихотворение «Театральное» Иосифа Бродского, посвященное самому актеру.

(Он его подсократил в чтении. Это понятно, хоть и жаль – что-то он с этими купюрами потерял из первоначального замысла поэта. Но все равно – это тот редкий случай, когда актерское чтение поэзии не раздражает).

И как тут не вспомнить еще и замечательное «Храм Мельпомены» (наверное, когда я буду писать статью о возгласах и криках в стихотворениях своего любимого поэта, этому вот «сдержанному "хмы-хмы"» там обязательно найдется свое место).

P.S. А вот и подборка тостов в этот знаменательный день от нашего режиссера:

Во-первых, выпьем за того зрителя, который просит: «Зажгите свет в зале! Мне страшно одному!». Во-вторых, выпьем за то, что около 3 тысяч лет театр обходился без режиссера. Да и теперь режиссер существует только потому, что должен быть человек, который утверждает, что актеры не умеют играть. В общем выпьем за то, чтоб режиссер не выпендривался. В-третьих, выпьем за то, что все, что нужно актеру - это выучить роль и не натыкаться на мебель, как сказал не помню кто.
aklyon: (Clown)
К празднику мы обновили интерфейс сайта нашего театра. Заходите, гостями будете (пока готова только ивритская часть: мелкие ошибки будут исправлены, русскую часть мы вскорости прибавим, но и сейчас уже есть на что посмотреть).

Ну, и своеобразный подарок мне от сообщества [livejournal.com profile] brodsky: Сергей Юрский читает стихотворение «Театральное» Иосифа Бродского, посвященное самому актеру.

(Он его подсократил в чтении. Это понятно, хоть и жаль – что-то он с этими купюрами потерял из первоначального замысла поэта. Но все равно – это тот редкий случай, когда актерское чтение поэзии не раздражает).

И как тут не вспомнить еще и замечательное «Храм Мельпомены» (наверное, когда я буду писать статью о возгласах и криках в стихотворениях своего любимого поэта, этому вот «сдержанному "хмы-хмы"» там обязательно найдется свое место).

P.S. А вот и подборка тостов в этот знаменательный день от нашего режиссера:

Во-первых, выпьем за того зрителя, который просит: «Зажгите свет в зале! Мне страшно одному!». Во-вторых, выпьем за то, что около 3 тысяч лет театр обходился без режиссера. Да и теперь режиссер существует только потому, что должен быть человек, который утверждает, что актеры не умеют играть. В общем выпьем за то, чтоб режиссер не выпендривался. В-третьих, выпьем за то, что все, что нужно актеру - это выучить роль и не натыкаться на мебель, как сказал не помню кто.
aklyon: (Clown)
Со страниц этого блога я рад поздравить замечательного иерусалимского художника Илью Коца с победой в конкурсной передаче первого канала израильского телевидения «Портрет».

Вкратце, идея этой передачи такова: три художника рисуют портрет какого-нибудь политика или общественного деятеля, а тот «вслепую» выбирает понравившуюся ему работу, поздравляет победителя, а свой портрет вешает у себя в комнате.

На сей раз таким политиком был Руби Ривлин. А рисовали его: Илья Коц и какие-то Дафна и Йоав.

Вот маленький отрывок из самого начала передачи.

Йоав сразу спросил Ривлина – не хочет ли тот раздеться. Надо было видеть лицо уважаемого политика.

Дафна задала свой вопрос, по прошествии некоторого времени, что-то там биографическое.

В результате Йоав нарисовал мелкого Руби Ривлина на фоне своей большой комнаты, по рубашке политика ползли тексты о важности арабской «катастрофы» – «накбы» в политическом дискурсе Ближнего Востока. Дафна нарисовала Руби уже покрупнее, правда почему-то на фоне ма-аленького папы-Ривлина. Образ отца, безусловно, сыграл свою (ма-аленькую) роль в становлении и дальнейшем пути сына.

И только Илья нарисовал просто – портрет Руби Ривлина. Без выпендрежа, без прибамбасов, без политики и без зова предков. Просто портрет человека, сидевшего перед ним.

И секрета здесь никакого нет. Все невероятно просто – не надо задавать дебильных вопросов – и провоцировать семидесятилетнего уважаемого человека на дешевую обнаженку. Он на это не пойдет – он себе цену знает. Не надо копаться в его прошлом, в его биографии, в его отношениях с отцом.

Надо было просто нарисовать его портрет. И все.

В том, как Илья работал, как он просил Ривлина сместиться чуть в сторону, как он был погружен в свое дело... – было что-то невероятно существенное. Так и нужно, на самом деле. Нужно – просто работать.

«Вы – выдающийся мастер», – сказал ему Руби Ривлин.

Выбрал его работу. И повесил на стенку в своей комнате.

Илья, мои искренние и наитеплейшие поздравления.

UPD: А вот, собственно, сам портрет:


Взято отсюда.
aklyon: (Clown)
Со страниц этого блога я рад поздравить замечательного иерусалимского художника Илью Коца с победой в конкурсной передаче первого канала израильского телевидения «Портрет».

Вкратце, идея этой передачи такова: три художника рисуют портрет какого-нибудь политика или общественного деятеля, а тот «вслепую» выбирает понравившуюся ему работу, поздравляет победителя, а свой портрет вешает у себя в комнате.

На сей раз таким политиком был Руби Ривлин. А рисовали его: Илья Коц и какие-то Дафна и Йоав.

Вот маленький отрывок из самого начала передачи.

Йоав сразу спросил Ривлина – не хочет ли тот раздеться. Надо было видеть лицо уважаемого политика.

Дафна задала свой вопрос, по прошествии некоторого времени, что-то там биографическое.

В результате Йоав нарисовал мелкого Руби Ривлина на фоне своей большой комнаты, по рубашке политика ползли тексты о важности арабской «катастрофы» – «накбы» в политическом дискурсе Ближнего Востока. Дафна нарисовала Руби уже покрупнее, правда почему-то на фоне ма-аленького папы-Ривлина. Образ отца, безусловно, сыграл свою (ма-аленькую) роль в становлении и дальнейшем пути сына.

И только Илья нарисовал просто – портрет Руби Ривлина. Без выпендрежа, без прибамбасов, без политики и без зова предков. Просто портрет человека, сидевшего перед ним.

И секрета здесь никакого нет. Все невероятно просто – не надо задавать дебильных вопросов – и провоцировать семидесятилетнего уважаемого человека на дешевую обнаженку. Он на это не пойдет – он себе цену знает. Не надо копаться в его прошлом, в его биографии, в его отношениях с отцом.

Надо было просто нарисовать его портрет. И все.

В том, как Илья работал, как он просил Ривлина сместиться чуть в сторону, как он был погружен в свое дело... – было что-то невероятно существенное. Так и нужно, на самом деле. Нужно – просто работать.

«Вы – выдающийся мастер», – сказал ему Руби Ривлин.

Выбрал его работу. И повесил на стенку в своей комнате.

Илья, мои искренние и наитеплейшие поздравления.

UPD: А вот, собственно, сам портрет:


Взято отсюда.
aklyon: (Clown)
Два года назад мы праздновали свое тринадцатилетие, свою «бар-мицву», вот так.

Это еще было в нашем репетиционном помещении, в знаменитом бомбоубежище, о котором уже слагают легенды.

На прошлой неделе мы отмечали свое пятнадцатилетие уже в самом театре «Хан», как и полагается. На сцене стояли столы с яствами, мы время от времени отрывались от еды и спускались вниз, в зрительный зал, чтобы показывать номера, которые мы приготовили.

Пели, танцевали танго, вспоминали спектакли, которые уже давно не идут, читали монологи, я прочел «Крокодила»…

Это было подобие такого разно-жанрового спектакля, поставленного нами для нас же самих. Не вечер индивидуальных показов и не капустник, а что-то промежуточное. И это был настоящий праздник. Надеюсь, фотографии и пояснения к ним это продемонстрируют.

Но начну я с другого: Маша Трос любезно предоставила мне для публикации написанный ею текст, а я поставил в нем ссылки, где это было необходимо, и подобрал к нему – частью серьезный, а частью – курьезный фото-материал. Чтобы не нарушать целостности самого текста, все фотографии приведены внизу.

Итак: краткая история театра «Микро» в изложении Марии Трос, или...

Если чудо должно произойти, то оно не может не случиться )

А вот и обещанный фото-материал к этому тексту:

За фото-материалом сюда )

Напоследок – фотографии с этого вечера. Фотографировала, на этот раз – Маша Горелик.

Красавцы, таланты, поэты... )

Все они красавцы, все они таланты, все они поэты…

То есть, актеры. Что, может быть, на самом деле, практически одно и то же.
aklyon: (Clown)
Два года назад мы праздновали свое тринадцатилетие, свою «бар-мицву», вот так.

Это еще было в нашем репетиционном помещении, в знаменитом бомбоубежище, о котором уже слагают легенды.

На прошлой неделе мы отмечали свое пятнадцатилетие уже в самом театре «Хан», как и полагается. На сцене стояли столы с яствами, мы время от времени отрывались от еды и спускались вниз, в зрительный зал, чтобы показывать номера, которые мы приготовили.

Пели, танцевали танго, вспоминали спектакли, которые уже давно не идут, читали монологи, я прочел «Крокодила»…

Это было подобие такого разно-жанрового спектакля, поставленного нами для нас же самих. Не вечер индивидуальных показов и не капустник, а что-то промежуточное. И это был настоящий праздник. Надеюсь, фотографии и пояснения к ним это продемонстрируют.

Но начну я с другого: Маша Трос любезно предоставила мне для публикации написанный ею текст, а я поставил в нем ссылки, где это было необходимо, и подобрал к нему – частью серьезный, а частью – курьезный фото-материал. Чтобы не нарушать целостности самого текста, все фотографии приведены внизу.

Итак: краткая история театра «Микро» в изложении Марии Трос, или...

Если чудо должно произойти, то оно не может не случиться )

А вот и обещанный фото-материал к этому тексту:

За фото-материалом сюда )

Напоследок – фотографии с этого вечера. Фотографировала, на этот раз – Маша Горелик.

Красавцы, таланты, поэты... )

Все они красавцы, все они таланты, все они поэты…

То есть, актеры. Что, может быть, на самом деле, практически одно и то же.
aklyon: (Clown)
Когда-то я уже поздравлял ее на страницах этого журнала. Я делал это так.

Сегодня у меня возникла потребность обновить эти поздравления.

Я хочу произнести этот виртуальный тост за театральную необычность этого человека. Сколько раз, находясь рядом с ней, попадая в поле ее обаяния, я чувствовал – как изменяются правила игры: как из суровой повседневной современности переносишься во времена балов и смотрин, скачек и дуэлей. Наташа Ростова – это про нее.

Не раз и не два представлялась мне удивительная возможность идти с ней под руку и болтать на разных языках: «Уи, ма шери...», – говорил я ей, своей кузине, рассказывающей о своем мимолетном увлечении каким-то поручиком. «Бат, дарлинг…», – начинал я фразу о собственной интрижке, также не увенчавшейся успехом: в этот момент она была для меня, скажем, «наперсницей моих затей».

Это могли быть другие слова и другие ситуации. Но суть оставалась одной и той же: это была возможность выпасть в другое пространство и просуществовать там естественно, на одном дыхании. Возможность, столь бесценная для актера.

И я совсем не удивился, когда ее манера повторения последних слов из предложения собеседника так органично вошла в наш спектакль по переписке Чехова и Книппер (когда Антон Павлович говорит: «мне никто не писал целый месяц», «я... переживаю состояние дерева, которое никак не может решить: приняться ему или начать сохнуть», «...тихое выражение лица, за которым прячется чертик», а Ольга Леонардовна где весело, где задумчиво, а где эхом отзывается: «никто...», «приняться или засохнуть...», «чертик...»).

А ее такие живые, непосредственные и очень индивидуальные интонации, ее словечки, все эти ее «бесстыжий!», «сумасшедший!», «лапушка», «Ка-ашмар какой! Арту-ур, мальчики так не делают!», - и с этого начинались бесконечные увлекательные споры на тему того - как же, все-таки, делают мальчики.

«Свет очей моих... », - начинала она фразу, «Что, радость сердца моего?», - реагировал я тут же.

Эти интонации мгновенно запоминаются, и их очень легко пародировать. Но вот какая штука: обыгрывая так любую тему, представляя, что она может сказать по тому или иному вопросу, ты начинаешь говорить про себя с ее интонациями, и сразу становится легче и веселее. Экономический кризис ли: «Каа-шмар какой, представляешь, ка-буто всех увольняют, дурные какие, хорошенькое дело!», арабо-израильский конфликт ли: «А что они какие дурные, всех стреляют, каа-шмар какой, представляешь, дурные какие!» - вдруг все это становится таким «смехом сквозь слезы», помогающим выжить в любой ситуации. Почти совсем как в фильме «La Vita è Bella». Воистину, «Белла»!

А вот, пожалуй, самое главное, самое ценное ощущение, которое она мне подарила за все эти пять лет нашего знакомства. Оказывается, действительно могут существовать на этом свете люди, которые, если надо, за тебя глотку перегрызут (или, по ее словам, «я ей глаза выцарапаю»).

Пять лет назад мне очень нужно было это ощущение. И я его получил. От нее.

А «ваверите» - это на латышском - «белочка». Очень вкусные конфеты. Когда я слушал эту певучую трогательную интонацию, с которой она выговаривала это слово: «ва-ве-ри-те», - мне хотелось тут же выучить этот язык, за одну эту ее интонацию.
aklyon: (Clown)
Когда-то я уже поздравлял ее на страницах этого журнала. Я делал это так.

Сегодня у меня возникла потребность обновить эти поздравления.

Я хочу произнести этот виртуальный тост за театральную необычность этого человека. Сколько раз, находясь рядом с ней, попадая в поле ее обаяния, я чувствовал – как изменяются правила игры: как из суровой повседневной современности переносишься во времена балов и смотрин, скачек и дуэлей. Наташа Ростова – это про нее.

Не раз и не два представлялась мне удивительная возможность идти с ней под руку и болтать на разных языках: «Уи, ма шери...», – говорил я ей, своей кузине, рассказывающей о своем мимолетном увлечении каким-то поручиком. «Бат, дарлинг…», – начинал я фразу о собственной интрижке, также не увенчавшейся успехом: в этот момент она была для меня, скажем, «наперсницей моих затей».

Это могли быть другие слова и другие ситуации. Но суть оставалась одной и той же: это была возможность выпасть в другое пространство и просуществовать там естественно, на одном дыхании. Возможность, столь бесценная для актера.

И я совсем не удивился, когда ее манера повторения последних слов из предложения собеседника так органично вошла в наш спектакль по переписке Чехова и Книппер (когда Антон Павлович говорит: «мне никто не писал целый месяц», «я... переживаю состояние дерева, которое никак не может решить: приняться ему или начать сохнуть», «...тихое выражение лица, за которым прячется чертик», а Ольга Леонардовна где весело, где задумчиво, а где эхом отзывается: «никто...», «приняться или засохнуть...», «чертик...»).

А ее такие живые, непосредственные и очень индивидуальные интонации, ее словечки, все эти ее «бесстыжий!», «сумасшедший!», «лапушка», «Ка-ашмар какой! Арту-ур, мальчики так не делают!», - и с этого начинались бесконечные увлекательные споры на тему того - как же, все-таки, делают мальчики.

«Свет очей моих... », - начинала она фразу, «Что, радость сердца моего?», - реагировал я тут же.

Эти интонации мгновенно запоминаются, и их очень легко пародировать. Но вот какая штука: обыгрывая так любую тему, представляя, что она может сказать по тому или иному вопросу, ты начинаешь говорить про себя с ее интонациями, и сразу становится легче и веселее. Экономический кризис ли: «Каа-шмар какой, представляешь, ка-буто всех увольняют, дурные какие, хорошенькое дело!», арабо-израильский конфликт ли: «А что они какие дурные, всех стреляют, каа-шмар какой, представляешь, дурные какие!» - вдруг все это становится таким «смехом сквозь слезы», помогающим выжить в любой ситуации. Почти совсем как в фильме «La Vita è Bella». Воистину, «Белла»!

А вот, пожалуй, самое главное, самое ценное ощущение, которое она мне подарила за все эти пять лет нашего знакомства. Оказывается, действительно могут существовать на этом свете люди, которые, если надо, за тебя глотку перегрызут (или, по ее словам, «я ей глаза выцарапаю»).

Пять лет назад мне очень нужно было это ощущение. И я его получил. От нее.

А «ваверите» - это на латышском - «белочка». Очень вкусные конфеты. Когда я слушал эту певучую трогательную интонацию, с которой она выговаривала это слово: «ва-ве-ри-те», - мне хотелось тут же выучить этот язык, за одну эту ее интонацию.
aklyon: (Clown)
Узнав о смерти Солженицына, я бросился разыскивать свое сочинение о каком-то эпизоде Французской революции, написанное под влиянием «Архипелага ГУЛАГ» и в его стиле. Оно мне самому настолько нравилось, что я долго хранил его во внутреннем кармане школьного пиджака, а потом и при всех израильских квартирных переездах.

Этого сочинения я не нашел. Зато в процессе поисков в одной из папок обнаружилась фотография русского философа Николая Бердяева, одна из фотографий, составлявших когда-то эдакий «иконостас» значимых для меня фигур.

Этот «иконостас» висел на стене моей одинцовской комнаты: мудрыми, пронзительными (а кто и испитыми) глазами на меня смотрели Бродский, Галич, Довлатов, Бердяев, Мандельштам... Фотографии этих «учителей жизни» были вырезаны из «Огонька», из наборов поэтических открыток, из журнала «Юность». Бердяев, например, был вырезан из «Юности». Но для моего рассказа интересна не столько сама фотография, сколько ее обратная сторона.


лицевая сторона

обратная сторона


В том номере редколлегия «Юности» чествовала трех Вик: юных поэтесс разных возрастов. Интересно, кто из моих читателей смог бы узнать в фотографии крайней справа девушки, так тревожно смотрящей в объектив, ту самую Вику Райхер, известную многим как [livejournal.com profile] neivid? Вот только ее стихи в рамки фотографии Бердяева не уместились, помню, что были они вполне юношеско-романтическими такими, взрослее, чем «Не ходи, сестричка, замуж» и чуть интереснее «Оболочки дня…»

Этот эпизод с фотографией и подтолкнул меня к воспоминаниям о своем собственном юношеском опыте сочинения стихов.

Юношеская игра в поэзию )
aklyon: (Clown)
Узнав о смерти Солженицына, я бросился разыскивать свое сочинение о каком-то эпизоде Французской революции, написанное под влиянием «Архипелага ГУЛАГ» и в его стиле. Оно мне самому настолько нравилось, что я долго хранил его во внутреннем кармане школьного пиджака, а потом и при всех израильских квартирных переездах.

Этого сочинения я не нашел. Зато в процессе поисков в одной из папок обнаружилась фотография русского философа Николая Бердяева, одна из фотографий, составлявших когда-то эдакий «иконостас» значимых для меня фигур.

Этот «иконостас» висел на стене моей одинцовской комнаты: мудрыми, пронзительными (а кто и испитыми) глазами на меня смотрели Бродский, Галич, Довлатов, Бердяев, Мандельштам... Фотографии этих «учителей жизни» были вырезаны из «Огонька», из наборов поэтических открыток, из журнала «Юность». Бердяев, например, был вырезан из «Юности». Но для моего рассказа интересна не столько сама фотография, сколько ее обратная сторона.


лицевая сторона

обратная сторона


В том номере редколлегия «Юности» чествовала трех Вик: юных поэтесс разных возрастов. Интересно, кто из моих читателей смог бы узнать в фотографии крайней справа девушки, так тревожно смотрящей в объектив, ту самую Вику Райхер, известную многим как [livejournal.com profile] neivid? Вот только ее стихи в рамки фотографии Бердяева не уместились, помню, что были они вполне юношеско-романтическими такими, взрослее, чем «Не ходи, сестричка, замуж» и чуть интереснее «Оболочки дня…»

Этот эпизод с фотографией и подтолкнул меня к воспоминаниям о своем собственном юношеском опыте сочинения стихов.

Юношеская игра в поэзию )
aklyon: (Default)
Я искал материал для нашего будущего спектакля по поэме Иосифа Бродского «Посвящается Ялте». И наткнулся на это стихотворение.

Вот здесь оно приведено полностью, вместе с историей его создания.

Мне же хочется поделиться с вами своими собственными мыслями и ассоциациями, возникшими у меня в процессе разбора этого стихотворения. Под катом вы найдете также несколько офортов самого Рембрандта (фотографии кликабельны) и мое новогоднее пожелание всем читателям моего журнала, родившееся из ткани этого стихотворения.

Эпиграф: «Эта внешняя щедрость, этот, на то пошло,
дар, холодея внутри, источать тепло
вовне, постояльцев сближал с жильем,
и зима простыню на веревке считала своим бельем».

(Иосиф Бродский, «Келломяки»)


«Рембрандт. Офорты», мысли, ассоциации, новогоднее пожелание )

Напоследок: я веду постоянный диалог с Иосифом Александровичем Бродским, и мне как будто совсем не мешает тот факт, что скоро вот уже двенадцать лет, как его нет на этом свете.

Именно потому, что прикасаясь к страницам его поэзии, я каждый раз вызываю к жизни тот свет, которым ИБ когда-то осветил эти строчки. Тот самый дар, холодея внутри, источать тепло вовне...

И еще. Когда Бродский написал это стихотворение, ему был тридцать один год. Как мне сейчас. Пройдет еще один год, и он напишет «1972 год» («Птица уже не влетает в форточку, девица, как зверь, защищает кофточку...»).

И еще множество других, не менее великих стихотворений. Но это уже тема для другого поста.

Приглашаю всех посетить этот замечательный сайт – «Rembrandt: Complete Etchings», там еще много прекрасных офортов найдете.

Всех с наступающим Новым Годом!
aklyon: (Default)
Я искал материал для нашего будущего спектакля по поэме Иосифа Бродского «Посвящается Ялте». И наткнулся на это стихотворение.

Вот здесь оно приведено полностью, вместе с историей его создания.

Мне же хочется поделиться с вами своими собственными мыслями и ассоциациями, возникшими у меня в процессе разбора этого стихотворения. Под катом вы найдете также несколько офортов самого Рембрандта (фотографии кликабельны) и мое новогоднее пожелание всем читателям моего журнала, родившееся из ткани этого стихотворения.

Эпиграф: «Эта внешняя щедрость, этот, на то пошло,
дар, холодея внутри, источать тепло
вовне, постояльцев сближал с жильем,
и зима простыню на веревке считала своим бельем».

(Иосиф Бродский, «Келломяки»)


«Рембрандт. Офорты», мысли, ассоциации, новогоднее пожелание )

Напоследок: я веду постоянный диалог с Иосифом Александровичем Бродским, и мне как будто совсем не мешает тот факт, что скоро вот уже двенадцать лет, как его нет на этом свете.

Именно потому, что прикасаясь к страницам его поэзии, я каждый раз вызываю к жизни тот свет, которым ИБ когда-то осветил эти строчки. Тот самый дар, холодея внутри, источать тепло вовне...

И еще. Когда Бродский написал это стихотворение, ему был тридцать один год. Как мне сейчас. Пройдет еще один год, и он напишет «1972 год» («Птица уже не влетает в форточку, девица, как зверь, защищает кофточку...»).

И еще множество других, не менее великих стихотворений. Но это уже тема для другого поста.

Приглашаю всех посетить этот замечательный сайт – «Rembrandt: Complete Etchings», там еще много прекрасных офортов найдете.

Всех с наступающим Новым Годом!
aklyon: (caricature)
Театру «Микро» тринадцать лет. А по-еврейски это – «бар-мицва», новый этап в жизни человека.

Обычно, мы празднуем день рождения нашего театра двадцать первого декабря, что совпадает с днем рождения Олечки.

Но в этом году мы отметили наше тринадцатилетие вчера (и это совпало с днем рождения нашей замечательной Паулы – Кати Цирлиной).

А за день до этого праздника Министерство культуры официально присудило нам статус «театра».

Длинна и терниста дорога к зрительскому признанию. Но дорога к официальным признаниям государственных инстанций – еще длиннее, еще тернистее.

Но мы продолжаем свой путь по этим дорогам. Иначе нельзя.

Под катами два шедевра: поздравления нам от актрисы нашего театра Маши Тросc и нашего режиссера Ирины Львовны Горелик (фотографии со вчерашнего празднования прилагаются).

Что такое «Микро»? Это – театр... )

Режиссерское поздравление, или «Делать идемте любовь!» )
aklyon: (caricature)
Театру «Микро» тринадцать лет. А по-еврейски это – «бар-мицва», новый этап в жизни человека.

Обычно, мы празднуем день рождения нашего театра двадцать первого декабря, что совпадает с днем рождения Олечки.

Но в этом году мы отметили наше тринадцатилетие вчера (и это совпало с днем рождения нашей замечательной Паулы – Кати Цирлиной).

А за день до этого праздника Министерство культуры официально присудило нам статус «театра».

Длинна и терниста дорога к зрительскому признанию. Но дорога к официальным признаниям государственных инстанций – еще длиннее, еще тернистее.

Но мы продолжаем свой путь по этим дорогам. Иначе нельзя.

Под катами два шедевра: поздравления нам от актрисы нашего театра Маши Тросc и нашего режиссера Ирины Львовны Горелик (фотографии со вчерашнего празднования прилагаются).

Что такое «Микро»? Это – театр... )

Режиссерское поздравление, или «Делать идемте любовь!» )
aklyon: (caricature)
История первая – утро после премьеры

Наутро после премьеры я проснулся и понял, что очень хочу есть. Прошел на кухню, достал из шкафа кастрюльку, положил в нее яйцо и открыл кран.

Воды в кране не оказалось.

Погрустнев, я поплелся в ванную и открыл кран и там. В кастрюльку вылилось только несколько капель. В этот момент зазвонил телефон.

В телефоне бодрый голосок [livejournal.com profile] dinka_lisaы приглашал меня на утреннее свидание, благо Дина стояла напротив пиццерии рядом с моим домом и собиралась заказать нам вдвоем завтрак в виде пиццы с кофе.

Я глянул в зеркало. Как там у классика: «Степа разлепил склеенные веки и увидел, что отражается в трюмо в виде человека с торчащими в разные стороны волосами, с опухшей, покрытою черной щетиною физиономией, с заплывшими глазами, в грязной сорочке с воротником и галстуком, в кальсонах и в носках».

Спасло меня наличие бутылки с водой в холодильнике и все та же кастрюлька. Я вынул из кастрюльки яйцо и положил его на стиральную машину, затем налил в кастрюльку воду из бутылки и стал кое-как чистить зубы и плескать этой холодной водой на лицо.

Умывшись, одевшись и выйдя из подъезда, я обнаружил бумажку, гласящую, что перерыв в снабжении водой продлится до 12:30. На часах была половина одиннадцатого.

Навстречу мне шла пышущая свежестью [livejournal.com profile] dinka_lisa. Она только что переехала в новую квартиру (мы теперь соседи). Она ждала приезда холодильника, стиральной машины и плиты, а пока коротала это прекрасное воскресное утро со мной, поглядывая на мобильник.

Кстати, первое, что она мне сообщила, это что ее новую квартиру каким-то непостижимым образом залило, и что последние полчаса она провела с тряпкой и шваброй, ликвидируя образовавшиеся лужи.

В Хелме же вообще, на самом деле, полно воды в колодцах. И перед домом рабби всегда есть лужа. Только сметаны вот нет. А воды – сколько угодно.

История вторая – сны после премьеры

…и заснул я днем. И снился мне сон. Будто начинается спектакль. И Боря играет первые аккорды вступления. И наши девочки изящно берут табуретки и почему-то медленно спускаются со сцены и садятся в первом ряду. А, это видимо, чтобы начать сцену письма. Теперь непонятно мне только одно – я почему-то спускаюсь со сцены и иду на первый ряд вместе с ними. Наверное, так задумано режиссером. Я стараюсь ступать с ними в едином ритме, так же плавно и изящно. Кажется, это у меня вполне получается. Вот только Маша Тросс почему-то вопросительно смотрит на меня. Странно, я же так правильно иду, что же она смотрит? Я оглядываю себя и вдруг замечаю, что у меня в руках нет табуретки. У всех есть, а у меня нет. Неужели придется делать зрителям останавливающий жест, бежать за кулисы за табуреткой, найди ее еще там, в этом бардаке… А другого выхода нет.

В ужасе я проснулся. Это был всего лишь сон.

А уж когда позвонила Белка и напросилась в гости, я почувствовал себя по-настоящему счастливым человеком. Проспи я дольше, я бы точно пропустил ее звонок. Так что даже хорошо, что мне приснилась такая короткая чушь...

Начиная свою замечательную книгу «Прах Анжелы», Франк Маккорт пишет свой, как он выражается, «маленький гимн во славу женщин». И дальше перечисляет имена всех женщин, которые помогли ему написать эту книгу: знакомая, которая подала ему идею, критикесса, поддержавшая писателя, литературный агент, редактор издательства, наконец – жена, дослушавшая чтение книги до конца, дочь и внучка, открывшие Франку Маккорту – как можно смотреть на жизнь как на увлекательное приключение, по-детски удивляясь каждой мелочи.

А заканчивает он этот маленький гимн так: «Блажен я среди мужчин».

Я, в некотором роде, тоже блажен среди мужчин. Ведь и я могу написать свой гимн женщинам. Он может начинаться так: [livejournal.com profile] dinka_lisa засушливым воскресным утром выслушала меня и посочувствовала отсутствию воды в квартире. Моя коллега по сцене Маша Тросс приснилась мне и напомнила о том, как тщательно надо готовить реквизит к спектаклю. А моя многолетняя подруга Белла пришла ко мне в гости, и мы вместе хохотали с ней и над историей про воду, и над сном про табуретку.

Блажен я среди мужчин.


Список женских имен можно продолжить.

С наступающим праздником вас, дорогие женщины!

Под катом две великие женщины – Лючия Попп и Гундула Яновиц поют дуэт Сюзанны и графини из моцартовской «Свадьбы Фигаро».

Послушайте эти небесные голоса )

P.S. А вот какое потрясающее небо было сегодня над Иерусалимом. Жалко, что на фотографии не видно трех кусочков радуги, появившихся в разных местах круга.
aklyon: (caricature)
История первая – утро после премьеры

Наутро после премьеры я проснулся и понял, что очень хочу есть. Прошел на кухню, достал из шкафа кастрюльку, положил в нее яйцо и открыл кран.

Воды в кране не оказалось.

Погрустнев, я поплелся в ванную и открыл кран и там. В кастрюльку вылилось только несколько капель. В этот момент зазвонил телефон.

В телефоне бодрый голосок [livejournal.com profile] dinka_lisaы приглашал меня на утреннее свидание, благо Дина стояла напротив пиццерии рядом с моим домом и собиралась заказать нам вдвоем завтрак в виде пиццы с кофе.

Я глянул в зеркало. Как там у классика: «Степа разлепил склеенные веки и увидел, что отражается в трюмо в виде человека с торчащими в разные стороны волосами, с опухшей, покрытою черной щетиною физиономией, с заплывшими глазами, в грязной сорочке с воротником и галстуком, в кальсонах и в носках».

Спасло меня наличие бутылки с водой в холодильнике и все та же кастрюлька. Я вынул из кастрюльки яйцо и положил его на стиральную машину, затем налил в кастрюльку воду из бутылки и стал кое-как чистить зубы и плескать этой холодной водой на лицо.

Умывшись, одевшись и выйдя из подъезда, я обнаружил бумажку, гласящую, что перерыв в снабжении водой продлится до 12:30. На часах была половина одиннадцатого.

Навстречу мне шла пышущая свежестью [livejournal.com profile] dinka_lisa. Она только что переехала в новую квартиру (мы теперь соседи). Она ждала приезда холодильника, стиральной машины и плиты, а пока коротала это прекрасное воскресное утро со мной, поглядывая на мобильник.

Кстати, первое, что она мне сообщила, это что ее новую квартиру каким-то непостижимым образом залило, и что последние полчаса она провела с тряпкой и шваброй, ликвидируя образовавшиеся лужи.

В Хелме же вообще, на самом деле, полно воды в колодцах. И перед домом рабби всегда есть лужа. Только сметаны вот нет. А воды – сколько угодно.

История вторая – сны после премьеры

…и заснул я днем. И снился мне сон. Будто начинается спектакль. И Боря играет первые аккорды вступления. И наши девочки изящно берут табуретки и почему-то медленно спускаются со сцены и садятся в первом ряду. А, это видимо, чтобы начать сцену письма. Теперь непонятно мне только одно – я почему-то спускаюсь со сцены и иду на первый ряд вместе с ними. Наверное, так задумано режиссером. Я стараюсь ступать с ними в едином ритме, так же плавно и изящно. Кажется, это у меня вполне получается. Вот только Маша Тросс почему-то вопросительно смотрит на меня. Странно, я же так правильно иду, что же она смотрит? Я оглядываю себя и вдруг замечаю, что у меня в руках нет табуретки. У всех есть, а у меня нет. Неужели придется делать зрителям останавливающий жест, бежать за кулисы за табуреткой, найди ее еще там, в этом бардаке… А другого выхода нет.

В ужасе я проснулся. Это был всего лишь сон.

А уж когда позвонила Белка и напросилась в гости, я почувствовал себя по-настоящему счастливым человеком. Проспи я дольше, я бы точно пропустил ее звонок. Так что даже хорошо, что мне приснилась такая короткая чушь...

Начиная свою замечательную книгу «Прах Анжелы», Франк Маккорт пишет свой, как он выражается, «маленький гимн во славу женщин». И дальше перечисляет имена всех женщин, которые помогли ему написать эту книгу: знакомая, которая подала ему идею, критикесса, поддержавшая писателя, литературный агент, редактор издательства, наконец – жена, дослушавшая чтение книги до конца, дочь и внучка, открывшие Франку Маккорту – как можно смотреть на жизнь как на увлекательное приключение, по-детски удивляясь каждой мелочи.

А заканчивает он этот маленький гимн так: «Блажен я среди мужчин».

Я, в некотором роде, тоже блажен среди мужчин. Ведь и я могу написать свой гимн женщинам. Он может начинаться так: [livejournal.com profile] dinka_lisa засушливым воскресным утром выслушала меня и посочувствовала отсутствию воды в квартире. Моя коллега по сцене Маша Тросс приснилась мне и напомнила о том, как тщательно надо готовить реквизит к спектаклю. А моя многолетняя подруга Белла пришла ко мне в гости, и мы вместе хохотали с ней и над историей про воду, и над сном про табуретку.

Блажен я среди мужчин.


Список женских имен можно продолжить.

С наступающим праздником вас, дорогие женщины!

Под катом две великие женщины – Лючия Попп и Гундула Яновиц поют дуэт Сюзанны и графини из моцартовской «Свадьбы Фигаро».

Послушайте эти небесные голоса )

P.S. А вот какое потрясающее небо было сегодня над Иерусалимом. Жалко, что на фотографии не видно трех кусочков радуги, появившихся в разных местах круга.

February 2014

S M T W T F S
      1
2345678
910 1112131415
16171819202122
232425262728 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:30 am
Powered by Dreamwidth Studios