aklyon: (scarf)
- Вот мы с тобой говорим, говорим, дни летят, а мы с тобой все говорим.
- Говорим, - согласился Ежик.
- Месяца проходят, облака летят, деревья голенькие, а мы все беседуем.
- Беседуем.
- А потом все совсем пройдет, а мы с тобой вдвоем только и останемся.
- Если бы!
- А что ж с нами станет?
- Мы тоже можем пролететь.
- Как птицы?
- Ага.
- А куда?
- К югу, - сказал Ежик.


В романе «Идиот» есть притча про арестанта, который за пять минут перед казнью понял, какой это большой срок – пять минут, и как насыщенно можно прожить его, а потом его помиловали, и дальнейшую жизнь он прожил впустую, совсем не ценя отпущенное ему время.

Мне очень близка довольно известная философия, по которой каждый твой день может быть последним на этой земле, и поэтому стоит задуматься: можно ли обижать кого-то, если завтра уже не будет возможности помириться? Да даже – стоит ли вести пустые светские разговоры, если эти разговоры могут оказаться последними?

Когда хочется признаваться в любви – так уж ли нужно себя ограничивать, опасаясь, что, произнесенные многократно, слова любви потеряют смысл? Ведь есть вероятность, что ты не успеешь сказать кому-то – как он тебе дорог, и как ты его любишь. Наступит день, когда у тебя просто не будет такой возможности.

Но, наверное, когда не знаешь длины отпущенного тебе срока, и время не ценишь так, как ценил бы перед казнью, и «философии последнего дня» не придерживаешься в повседневной жизни.

Правда, с годами эта система сама собой меняется: что-то выступает на первый план, а что-то постепенно теряет свою значимость. На данный момент как будто есть большая свобода в ограничении себя от пустопорожних разговоров, есть большее понимание – насколько хрупок и эмоциональный, и физический мир вокруг меня, есть острая необходимость сберечь то, что я уже приобрел, есть и ощущение, что что-то интенсивно копится для дальнейшего прорыва.

Ну, а дальше, я уверен, будет очень интересно.
aklyon: (dictor)
(Длинный пост о борьбе на выборах в муниципалитет Иерусалима)

Зачем нужна такая правда, которая не соответствует действительности?
(из разговора с приятельницей)


Сразу предупрежу: все сказанное дальше, кроме ссылок на фактические материалы, является исключительно передачей моих собственных ощущений. Поэтому, возможно, не всегда я смогу подкрепить сказанное фактами, а какой-то ход мысли может показаться парадоксальным или абсурдным. Тем не менее, мне важно поделиться с моими читателями этим материалом, пусть даже и таким сверх-субъективным.

Итак, пока, как я и сказал, никаких фактов, только личные ощущения.

Наверное, точкой отсчета в моем сегодняшнем отношении к Иерусалиму, следует считать вот эту вот рецензию на наш спектакль «Право быть идиотом». Я даже перевел на русский строчки, за которые зацепился взгляд:

Вообще, в таком пробуждении светского населения в Иерусалиме, который в один прекрасный момент превратился в центр бурной культурной и общественной жизни, можно увидеть альтернативу Тель-Авиву, городу, слишком зацикленному на самом себе. Проходишь по улочкам иерусалимских районов «Нахалат шива» или «Мошава германит» и чувствуешь себя вполне как где-нибудь в Европе.

А еще (это уже из недавнего) запомнилось, как мы с Катей едем на велосипедах по деревянному настилу, ведущему от отреставрированной железнодорожной станции, смотрим на таких же, как мы, велосипедистов, бегунов, и просто прогуливающихся людей, и отмечаем – как похорошел наш город за последнее время! Как мы себя комфортно чувствуем в нем!

Ведь именно такие мелочи запоминаются и именно на них можно основать свое мнение по разным вопросам, в том числе – и по политическим.

Конечно, я понимаю, что ощущение такого комфорта – заслуга многих. Но управляет ими всеми один приятный человек – мэр города Нир Баркат.

Рассказ об одной маленькой запятой )
Page generated Sep. 24th, 2017 03:09 am
Powered by Dreamwidth Studios